Лекция «Шанель: история Мадемуазель» (Культурный центр Пунктум)

Маленький уютный зал Культурного центра Пунктум на Краснопролетарской улице на этот раз вместил много гостей. Скромная гостиная украшена картинами современных художников. В воздухе витает дух старины. Уже с порога гостей окутывает таинственный запах бабушкиного сундука – дух старины, неожиданных открытий и приключений. Сегодня здесь собрались ценители прекрасного, чтобы послушать лекцию о главной легенде моды XX века – Коко Шанель. Лектор – исследователь моды Андрей Дмитриев-Радвогин, ведущий курса популярных лекций под общим названием «Диктат моды с Андреем Дмитриевым-Радвогиным».

Все внимание собравшихся приковано к экрану, на котором Мадемуазель Коко Шанель, французская кутюрье, законодательница стиля. Надо отметить, лектор подготовился основательно, представил аудитории обширный архив фотоматериалов, который позволил наиболее внимательно проследить за всеми взлетами и падениями Великой Коко Шанель.

Жизнь и творчество, как правило, тесно переплетены. Трудно поверить, но Великая Мадемуазель была внебрачной дочерью кочующего ярмарочного торговцаа мать была женщиной без определенных занятий из среды овернских крестьян. У нее не было никакой связи ни с культурой, ни с искусством и все, что сделала Шанель, было результатом самообразования. Габриэль – так ее звали – родилась вне брака. У нее было несколько сестер и братьев, которые канули в Лету, по причине смерти или плохих отношений с Мадемуазель. Рано потеряв мать, оставшись сиротой при живом отце, который отказался тянуть троих детей и отдал их в приют, она всю жизнь мечтала выбиться из грязи и серости. И судьба ей дала такую возможность.

Жизнь в те годы была тяжелой. Бушевала Первая Мировая война. Впервые применили химическое оружие. И впервые мир узнал о шляпнице Мадемуазель Коко. Для нее хаос кровопролития совпал с началом творческой деятельности.

Мода того времени была очень далека от образа Шанель – это была эпоха Пакена, Поля Пуаре, Мариано Фортуни. Законодатели стиля той поры – сестры Кало, Дреко. В моде были роскошные модели с завышенной талией, очень узкие юбки, туники, вышивки бисером и стеклярусом, фантазийные шляпки и ещё тонна всяческих украшений…

Все бы так и продолжалось, если бы Поль Пуаре и Великая баронесса Китти (о ней чуть позже) не разругались.

Свой модный Дом Пуаре основал еще в 1903 году. Король французской моды 1910-х годов, которого соотечественники называли просто Le Magnifique, искренне ненавидел соперницу, перешедшую ему дорогу, – Коко Шанель и назвал ее «бедностью de luxe». Впрочем, в 1920-м великий Пуаре резонно скажет о хрупкой Шанель другое: «Этот мальчишка еще обставит нас во всех мастях».

Что касается эксцентричной баронессы Китти, то об этой особе авторы говорят следующее: «Эдвард в Австрии пребывал в обществе не только Ротшильда, что было бы ладно, но еще и его жены, а баронесса Китти Ротшильд зарекомендовала себя как чрезвычайно ловкая особа. Даже сам Эдвард как-то со смехом заметил, что она была протестанткой при первом муже, католичкой при втором и еврейкой при третьем». Однажды баронесса решила обновить свой летний гардероб, но ехать в ателье самой посчитала ниже своего аристократического достоинства и потому потребовала, чтобы Пуаре прислал ей для демонстрации нарядов группу манекенщиц. Те безропотно предстали перед ней в ее роскошном особняке, но сама хозяйка не соизволила даже встать с постели. Богатая еврейская баронесса придирчиво осмотрела наряды и приказала девушкам… повернуться к ней спиной. Пока она придирчиво разглядывала их спины в лорнет, ее не менее наглая шутовская рать отпускала колкие насмешки в адрес бедных девушек. Сальные шуточки баронессы и ее молодых друзей пришлись не по вкусу Пуаре; узнав об инциденте, он счел вправе выставить визитершу за порог, когда та наконец явилась в его ателье.

Обуреваемая жаждой мщения, оскорбленная баронесса «решила отныне обращаться только к Габриэль, чьи тенденции в моде были диаметрально противоположны тенденциям Пуаре». Словно в отместку, она стала заказывать у модистки Коко манто и платья целыми дюжинами, да еще взяла за правило направлять к ней своих богатых подруг. Благодаря этому неожиданному знакомству в ателье одаренной модистки поселился золотой телец.

Итак, с 20-х годов Шанель становится известна. Что же она предлагает носить женщинам? Габриэль ввела в моду вязаный кардиган, туфли и юбку свободного кроя ниже колена. Женщины наконец-то смогли комфортно садиться и подниматься по лестнице.. Главным акцентом ее коллекции стала ткань – доступная и практичная в носке. Итак, повседневный костюм 20-х годов состоял из кардигана или жакета, легкой блузы, юбки ниже колена, дополненных простой шляпкой-колоколом и обилием бижутерии. Шанель обожала жемчуг, используя неправильную форму жемчужин, могла чередовать его с искусственным. Интересный факт, что кутюрье никогда не создавала мини. Она любила приговаривать: «Я из тех мест, где сыщется одна девушка с красивыми коленками».

С того времени Коко начинает создавать различные модели платьев. Среди них знаменитое платье-«блестяшки», где ткань полностью расшивалась блёстками, что заставляло её искриться и платье с бальной бахромой, которое выигрышно подчеркивало движения его обладательницы.

Вскоре в Париже появляется целая артель наших женщин, отмечу, что на предприятии Шанель работало 300 соотечественниц. Она создают модели по типу второй кожи, с прилеганием, ее также интересует вышивка и крой по косой. Плюс самый необычный ход – подкладка пальто в тон к платью. Шанель любила говорить: «Если Вы по дороге встретили девушку и не помните, в чем она была, значит, она одета как надо».

Тяга Шанель к свободе проявлялась в ее нарядах. Она шила свободные вещи, как этому учил Голливуд 30-х. Теперь на смену 20-м приходит роскошь камней и воротников. Шанель расшивает перчатки крупными камнями и вводит моду на воротник в стиле королевы Кристины. Кружева, оборки, цвета. Шанель была первой, кто нарушил заповедь синдиката и выпустил платье из хлопка.

Личная жизнь Шанель тесно связана с творчеством. Шанель умела любить. О ее бурных романах до сих пор слагают легенды. Не секрет, что она была донатором Дягилевской антрепризы, композитора Стравинского и многих выдающихся деятелей искусства того времени. Шанель была жертвенна в любви! Она, как и всякий Творец, любила и хотела быть любимой, с каждый своим романом она черпала вдохновение.

Роман с Великим князем Дмитрием Павловичем, внуком Александра II, двоюродным братом Николая II оставил свой отпечаток в истории моды. Их роман длился всего год, однако, наделал много шума. Дело в том, что князь, хотя и слыл жиголо, умел радовать Мадемуазель Коко. Он щедро одаривал свою любовницу драгоценностями. Впоследствии Шанель создает украшения в духе русского и европейского средневековья. Также она использует в своих коллекциях в качестве аксессуаров грузные цепи, стилизованные кресты и ордена.

В сорок пять лет Коко удалось обольстить герцога Вестминстерского, самого богатого и могущественного человека Великобритании, друга Черчилля. Герцог только что развелся со своей второй женой и был очарован Коко с первой встречи. Как и положено высокородному англичанину, герцог имел длинное имя – Хью Рисард Артур, но Коко позволяла себе обращаться к нему запросто – Бонни. Шанель, свободная женщина, впервые подчинялась своему мужчине, принося свои интересы в жертву их любви, а свое время – в его полное распоряжение. Она следовала за ним всюду. Влюбленный герцог делал поистине царские подарки: драгоценности, которых не имела и королева Англии, огромный дом в Лондоне… Но это еще не все. Потерявший голову Бонни снял для своей Коко дворец Итон Плейс. И сотня садовников круглый год обязана была украшать покои Мадемуазель розами и орхидеями. А однажды герцог расстелил перед ней сверкающий ковер, сплошь затканный нитями из сусального золота…Но весной 1930 года было объявлено о помолвке герцога Вестминстерского. Он не только собрался жениться на другой женщине, но и хотел, чтобы Коко одобрила его выбор. Шанель одобрила…

Между тем эта связь дала Коко возможность проникнуть в высший свет французского и английского общества. Попасть к ней на прием почитали за честь.

Самый ключевой роман в ее жизни – связь с Гансом Гюнтером фон Динклаге. Коко было 56 лет, когда она влюбилась в немецкого дипломата барона фон Динклаге, который на тринадцать лет был моложе ее. Отец Ганса – мелкопоместный ганноверский дворянин, мать – богатая англичанка из хорошей семьи. Высокий, красивый и легкомысленный, Ганс пользовался большим успехом у женщин. Они дали ему милое и кокетливое прозвище Шпатц, что означает «воробей». Правда, многим и в голову не приходило, что очаровательный дипломат был полковником вермахта и разведчиком. Он работал на шефа политической тайной службы за границей Вальтера Шелленберга, правую руку Гиммлера. Очевидно, сладкоголосого «воробышка» привлекли обширные связи «кутюрного цыпленочка».

Они встречались каждый день в ее салоне над магазином на рю Камбон. Он никогда не приходил в форме. Разговаривали только по-английски и вели жизнь затворников. По словам самой Коко, это был ее последний шанс. И она использовала его, не догадываясь о последствиях романа. Между тем Шпатц убедил свою подругу в необходимости сепаратного мира с англичанами. Окончание войны сулило удачное завершение любовной идиллии. Решили воспользоваться ее знакомством с Черчиллем. Договориться о встрече с английским премьером в то неспокойное время проще всего было через посольство Великобритании в Мадриде. Одной ехать в испанскую столицу Коко не хотелось. И она решила взять себе в компаньонки Веру Бейт, бывшую манекенщицу Дома Chanel. Вера состояла в родстве с королевской семьей и слыла любимицей Черчилля. Барышню нацисты доставили в Париж. Однако о цели предстоящей поездки ей ничего не сказали. Молчала и Коко. В Мадриде Шанель под предлогом необходимости побегать по магазинам оставила Веру в отеле, а сама отправилась в посольство Великобритании. Надо сказать, что как человек искусства она была аполитичной, и ее скорее волновал мир, нежели заговор.

В 1954 году Шанель открывает после четырнадцатилетнего перерыва свой дом моды, и это полное разочарование для всей публики. Она предлагает очень сдержанные и простые по крою комплекты, скорее для работы, деловой жизни, нежели для царившего веселья. Вы спросите: были ли в ее коллекции шляпы? Конечно, но эта было канотье. В качестве украшений – расшитая косичка по краю в духе военного мундира. Женственность теперь деловая. Воротник теперь имеет два варианта: воротник стойка или же полное его отсутствие. Но эту идею поддержала Америка. Все костюмы выполнены из шерсти. Теперь твид – флагманский материал. Именно на этом этапе своего творчества – 60–70-е годы – Шанель превращает девичье платье в костюм-двойку. Цветовая палитра также меняется. Женщина, оставаясь молодой за счет цветов, меняет свой образ. Костюм теперь опять рассчитан на даму, которая знает, чего хочет.

Андрей Дмитриев-Радвигин рассказал слушателям даже о квартире великой модницы. Гостям удалось заглянуть в ту, что находится в здании на Рю Камбон вместе с флагманским бутиком и знаменитой лестницей для дефиле. В доме Коко царила эклектика. Простой ремонт без вычурности, но огромные стеклянные шары, ее любимые китайские вазы, каменные столики, изящные хрустальные люстры и таршеры, венецианские зеркала, любимейшие ширмы.

Напоследок Андрей дал слушателям несколько советов о том, что надеть на первое свидание.

Во-первых, главное – это улыбка и знание, куда Вы собираетесь идти; во-вторых, не стоит одеваться, как маленькая девочка, если Ваш спутник значительно Вас старше. А вообще: читайте хорошие книги, слушайте качественную музыку и рефлексируйте.

В заключении хотелось бы процитировать бессмертные слова Шанель: «Роскошь – это не вызов бедности, это – вызов вульгарности».

© Галина Андреенко

Комментировать

Новости АутлетовПопулярные

БлогиПопулярные

Форма подписки

Подписаться на новости.

Сети аутлетов

Tanger Outlets

71208

Premium Outlets

70835

Fifty Outlet Group

65235

Модные деревни Chic Outlet

59144

McArthur Glen

58782

Последние твиты

Превышено число запросов к серверу Twitter

X

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях